Мы готовим «Северную верфь» прежде всего для заказов ВМФ России, — говорит генеральный директор «Северной верфи» и Балтийского завода Андрей Фомичев

16.08.2010 Источник:  РБК daily

Возможность продажи Объединенной промышленной корпорацией (ОПК) своих верфей Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) уже несколько месяцев является одной из самых горячих тем. Стороны пока не могут договориться о стоимости сделки: ОПК оценивает Балтийский завод, «Северную верфь» и конструкторское бюро «Айсберг» почти в 89 млрд руб., а ОСК считает эту цену завышенной. Чем интересны эти активы и получит ли ОПК заказ на строительство вертолетоносцев «Мистраль» и фрегатов для ВМФ РФ? На эти и другие вопросы специального корреспондента РБК daily ИГОРЯ ПЫЛАЕВА отвечает генеральный директор Балтийского завода и «Северной верфи» АНДРЕЙ ФОМИЧЕВ.

Мистраль и тендеры
— Балтийский завод и «Северная верфь» участвуют в тендере на строительство трех фрегатов для ВМФ РФ. Однако тендер в очередной раз перенесен, в этот раз на сентябрь. Каковы причины переноса?
— Действительно, тендер перенесен на сентябрь. По-видимому, заказчик решил уточнить детали, спецификацию. Напомню, что первую тройку кораблей этого класса для ВМФ Индии построил и передал Балтийский завод. И сейчас мы стараемся не тратить времени даром. Полностью подготовлена и отремонтирована технологическая оснастка, возобновлены связи с субподрядчиками, адаптирована к требованиям сегодняшнего дня имеющаяся у нас рабочая документация. Облегчает эту задачу тот факт, что основные субподрядчики и проектант (СПКБ) находятся в Санкт-Петербурге.

— Какова стоимость этого заказа?
— Это закрытая информация. Есть условия конкурса, они сообщаются только участникам, и их разглашение недопустимо. Могу сказать, что она составляет несколько миллиардов рублей. Стоимость заказа соответствует классу корабля и его назначению, и за эти деньги стоит побороться.

— Какие еще предприятия, кроме верфей ОПК, участвуют в этом тендере?
— Список участников конкурса является также закрытой информацией. Такие вопросы, наверное, правильнее задавать Министерству обороны. Оценивая рынок, можно только сказать, что наиболее реальным конкурентом «Северной верфи» и Балтийского завода в данном конкурсе является калининградский судостроительный завод «Янтарь», строящий сейчас для Индии продолжение серии, начатой Балтийским заводом. А оценивать и решать будет комиссия Минобороны, исходя из целесообразности.

— Когда прояснится ситуация со строительством трех вертолетоносцев «Мистраль» на верфях ОПК?
— Не совсем наш вопрос. Переговоры по строительству и закупке универсального десантного корабля (УДК) ведет Министерство обороны. Такой тип корабля впервые будет заказываться для ВМФ РФ. Корабль флоту нужен. Хотя вопрос является сложным как в инженерном, так и в организационном плане.
Россия достаточно давно не заказывала для ВМФ корабли и суда иностранных проектов. Последний опыт закупки больших десантных и малых пограничных кораблей был реализован в условиях СЭВ. В такой ситуации понятно стремление тщательной проработки контрактной документации. Мы ждем завершения переговоров и надеемся, что Минобороны акцептует Балтийский завод в качестве строителя. Если рассматривать заводы, занимающиеся надводным кораблестроением, хотел бы отметить, что УДК такого класса может строиться только на Балтийском заводе или «Адмиралтейских верфях». Причем Балтзавод предпочтительнее с учетом инфраструктуры, возможностей конструкторского бюро, уже работающего с Францией и Норвегией, а также логистики и других факторов.

— Как я понимаю, итоги тендера по строительству «Мистралей» отразятся и на стоимости самих судостроительных заводов, входящих в ОПК? Если заказ получит Балтийский завод или «Северная верфь», то Объединенной судостроительной корпорации придется заплатить больше за судостроительные активы ОПК…
— Насчет передачи Балтийского завода, «Северной верфи» и конструкторского бюро «Айсберг» лучше обращаться к акционерам наших компаний и государственным структурам. Эти вопросы вне моей компетенции. Наша задача — строить и сдавать корабли на благо и в интересах Российской Федерации. К тому же у нас и сейчас достаточный пакет заказов. Поэтому я не связывал бы эти тендеры с судьбой двух предприятий.
Если мы говорим о «Северной верфи», то на сегодняшний день это завод №1 в России по надводному кораблестроению: 75% гособоронзаказа на строительство боевых надводных кораблей приходится на эту верфь. Предприятие также включено в реестр единственных поставщиков кораблей класса «фрегат» и «корвет». Это морская техника нового поколения. Сейчас у нас в постройке находятся два фрегата. Головной — «Адмирал флота СССР Сергей Горшков» планируется к спуску осенью этого года.

— Какова стоимость контрактов на фрегаты?
— Сумма достаточная… Если же говорить о корветах, то на верфи размещены контракты на три серийных заказа. Головной «Стерегущий» был сдан флоту в 2008 году. Первый серийный «Сообразительный» в этом году должен выйти на ходовые испытания. Ведется строительство специального судна связи также по заказу Минобороны по проекту нашего КБ «Айсберг»...
В ближайшие дни после ремонта и модернизации на завершающий этап ходовых испытаний выйдет большой противолодочный корабль «Вице-адмирал Кулаков». Это — проекты в рамках гособоронзаказа.
Кроме того, впервые в России мы строим под ключ суда снабжения нефтяных платформ для Норвегии. Первая единица вернулась с ходовых испытаний, сейчас проходит ревизию. Подписание акта приема-передачи запланировано на август.

«Газпром» и лоббисты
— Есть аналогичные заказы для «Газпрома»?
— Сейчас мы участвуем в тендере, объявленном «Газпромом», на строительство судна такого же типа под обеспечение нефтяных платформ по проекту российского КБ. Мы прошли квалификацию, заняв первое место. До конца года должен пройти второй этап тендера. Следующий этап конкурса должен состояться до конца года. Однако хочу заметить, что отрыв от соперников минимален, и это несколько странно, учитывая, что в конкурсе участвуют компании, которые никогда не строили суда такого типа. О том, что «Северная верфь» является единственным предприятием в России, имеющим реальный опыт строительства таких судов, мы, к слову, неоднократно докладывали во всех инстанциях. Но отчего-то это не принимается во внимание при проведении конкурсных процедур. Норвежцы оценили, а российский заказчик думает.

— Может, на это влияет статус предприятий, и после перехода их под крыло государства отношение к ним со стороны госзаказчиков изменится в лучшую сторону?
— Я не думаю, что это правильный вопрос. Знаю, что в нынешнем статусе предприятия в полном объеме и полном соответствии с законодательством страны выполняют все задачи, поставленные президентом и премьер-министром России. Причем без каких-либо замечаний.

— С чем же вы тогда связываете тендерные проволочки? Может, лоббисты у вас слабые?
— Вы хотите сказать, что нужен лоббист для работы с «Газпромом»? Сомневаюсь… Нужны трезвая оценка и изменения федерального законодательства. Нынешнее законодательство предусматривает соблюдение обязательной тендерной процедуры, при этом получение предприятием статуса единственного поставщика является довольно трудоемкой работой, требующей от заказчика определенной смелости.
Впрочем, отношение Минобороны к частному предприятию вполне нормальное. Федеральная служба по оборонному заказу акцептовала нас в качестве единственного поставщика по фрегатам и корветам. Это подтверждение того факта, что государство объективно относится как к частным компаниям, так и к госпредприятиям. В рамках антикризисной программы мы официально вошли в список организаций, пользующихся господдержкой: прошли отборочную комиссию Минпромторга. Комиссия Минфина высказалась за оказание господдержки «Северной верфи» и Балтийскому заводу. В материальном плане с учетом государственных и гражданских заказов ситуация на «Северной верфи» значительно лучше, чем на Балтийском заводе. По этой причине и уровень целевой поддержки Балтийскому заводу был выше.
Формально объем заказов, размещенных на «Северной верфи, сегодня составляет 80% от уровня загрузки предприятия в его лучшие годы. Это период 1970—1980 годов. Тогда, напомню, завод носил имя А.А. Жданова. Сейчас годовой пакет заказов «Северной верфи» — более 17 млрд руб. По Балтийскому заводу объем заказов поменьше, однако это не мешает держать производственную загрузку на уровне 100%. Стабильно выплачиваем заработную плату.

Господдержка и зона интересов
— К чему свелась господдержка предприятий?
— Балтийский завод получил компенсацию грабительских процентов по кредитам, полученным в кредитных организациях во время недавнего кризиса. Нам компенсировали средства, выплаченные банкам сверх ставки рефинансирования ЦБ. Также завод получил отсрочку по выплате НДС (значительная сумма). Но главное — получили госгарантии под кредитование наращивания объемов производства. Поддержка была оказана весной 2010 года.

— А по «Северной верфи»?
— Верфь получила компенсацию процентной ставки по кредитам. Поэтому, когда мне говорят, что государство относится к частным предприятиям как-то неправильно, я возражаю.

— Планы на ближайшие годы?
— Сегодня мы акцептованы в качестве основного исполнителя при Минпромторге и Рособоронэкспорте по 11 запросам в рамках будущих заказов. Это позволяет оптимистично смотреть в будущее. Есть планы по заказам Минобороны с учетом статуса единственного поставщика по определенной номенклатуре кораблей. Есть производственная база для строительства боевых кораблей нового поколения. Планы Министерства обороны для нас являются приоритетными, и мы готовим «Северную верфь» прежде всего для заказов Военно-морского флота России.
Продолжаем проработку строительства оффшорных судов. Опыт, полученный при освоении серии таких судов на экспорт, позволяет уверенно чувствовать себя при подготовке производства для постройки технического флота по заказу таких российских компаний, как «Газпром» и «Совкомфлот».
Для Балтийского завода основным перспективным заказчиком является «Росатом». Ждем конкурса Минтранса на строительство ледоколов.

— Какие страны вы рассматриваете в качестве деловых партнеров?
— Это закрытая информация. Могу сказать одно: довольно плотные отношения у нас сложились с Алжиром. На «Северной верфи» стоят на модернизации четыре корабля АНДР. Есть надежда на другие заказы с учетом положительных отзывов алжирской стороны о военно-техническом сотрудничестве с «Рособоронэкспортом», Объединенной промышленной корпорацией и «Северной верфью» в ее составе. Если заказчик просит разместить заказы именно на «Северной верфи», это о чем-то да говорит.

— Какова доля оборонных и гражданских заказов в портфеле верфей ОПК?
— В этом году с учетом кораблей для ВМФ РФ, а также заказов по линии ВТС на «Северной верфи» госзаказ составил порядка 60%. Для Балтийского завода, как я уже сказал, основной на сегодняшний день является работа по строительству первой в мире плавучей атомной станции для «Росатома».

— Если вы выиграете тендер по «Мистралям», на сколько процентов будут загружены верфи?
— У нас есть резервы, позволяющие выполнить заказы государства без ущерба для уже размещенных и даже перспективных заказов. «Северная верфь» получила лицензию на работу с ядерной установкой, это было сделано на перспективу. Мы верим в планы Минобороны, главкома ВМФ и «Росатома» по строительству в ближайшем будущем кораблей нового поколения и готовимся к размещению этих заказов на «Северной верфи» и Балтийском заводе.
На «Северной верфи» мы — единственные в России — внедрили 3D-моделирование для серийного строительства. Это позволяет сжать сроки постройки кораблей и резко сократить трудоемкость. Когда мы говорим о возможности переварить новые заказы, надо учитывать и эти наработки. На «Северной верфи» создана также единая компьютерная сеть между инженерным комплексом и цехами. То же самое — на Балтийском заводе.
За последние годы на обоих предприятиях вкладывались средства в модернизацию производства. Так что резервы у нас есть, и достаточные.

— Но если вы все-таки выиграете тендер на строительство «Мистралей», объем загрузки будет 100% или нет?
— Отвечу так: процент загрузки Балтийского завода далек от того, какой бы нам хотелось иметь…

— Прорабатываете ли вы возможность получения заказов от Объединенных Арабских Эмиратов и других нефтедобывающих стран на строительство судов по обслуживанию нефтяных платформ?
— Мы работаем по другим проектам, в частности, по перевозке ГСМ. И здесь работа идет через «Совкомфлот», который утвержден перевозчиком «Газпрома». Была утверждена программа строительства первого в России газовоза. Мы эту тему отрабатывали с «Газпромом под освоение Штокманского месторождения. Но из-за переноса сроков реализации этого проекта строительство больших газовозов также пока откладывается. Остаются малые газовозы — до 75 тыс. куб. м, которые нужны «Совкомфлоту». Этот проект будет размещен на Балтийском заводе. Сейчас совместно с НИИ им. Крылова и французской фирмой Gaz Transport & Technigaz (GTT), которая специализируется на разработке технологий «мембранных» систем хранения и транспортировки сжиженного природного газа, отрабатывается теоретическая составляющая.

— А офшорных заказов достаточно?
— Пока под ключ законтрактовано два заказа, оба с норвежцами. Один — на сдаче, второй планируем передать заказчику в первом квартале будущего года. Обсуждаем продолжение серии.

— Есть ли интерес со стороны Китая?
— Это другой регион, другой рынок. У них своя ниша, даже в плане буксировки объекта со стапелей завода до порта приписки. Мы трезво оцениваем свои возможности.

— И где же зона ваших интересов?
— Прежде всего страны Скандинавии, Франция, другие заказчики из европейских стран.

— А США?
— Мы прорабатывали несколько американских заказов, но пока особого интереса с их стороны не наблюдается. Другое дело — Южная Америка. Но это является закрытой информацией. Могу сказать, что при поддержке нашего государства мы очень серьезно начали работать на этом континенте. С точки зрения продвижения заказов нам очень здорово помогли госвизиты президента России в Южную Америку. С Францией работаем также плотно. Я уже упоминал, что мы работаем с фирмой GTT по программе первого российского газовоза. Напрямую заключен контракт на обучение специалистов нижнего звена: инженерной группы, сварщиков. С французами достаточно тесное взаимодействие и в плане теоретической подготовки наших топ-менеджеров, и в плане поставок.

— С какими финансовыми показателями закончили 2009 год и первое полугодие 2010 года Балтийский завод и «Северная верфь»?
— Чистая прибыль «Северной верфи» за 2009 год составила 31,5 млн руб. По шести месяцам 2010 года пока получили «минус» так же, как в прошлом году. Но это не связано с основной производственной деятельностью, по ней — прибыль. По 2010 году планируем прибыль не менее чем в прошлом году.
По Балтийскому заводу результатами также можно гордиться. Завод набирает обороты. Если в 2008 году убытки составляли более 1 млрд руб., то по 2009 году получили 22,4 млн руб. То есть снизили в 50 раз. По результатам первого полугодия 2010 года этот показатель составляет 10 млн руб. По году планируем отработать безубыточно



Возврат к списку

Яндекс.Метрика Детективное агентство "Открытие"